Взгляд на выборы из реальной ДНР: «Привет со дна»

Существует две совершенно автономные друг от друга ДНР. Мало того, они друг для друга являются антипространством.

Взгляд на выборы из реальной ДНР:

Одна — виртуальная. Она существует в виртуальном мире СМИ, соцсетей, отчетов, докладов и международной политики. Реального населения республики в этом информационном пространстве — тысяч 50 максимум. В ней есть два мира — пустой официоз и играющие на эмоциях оппозиционные легенды.

Вторая ДНР — реальная, существует на кусочке земли между «линией разграничения» и границей, которую российские пограничники по привычке называют «с хохлами». Это 2 миллиона человек со своей реальной бытовой жизнью. В этой физической ДНР тоже существует два мира — нарядный центр с дорогими машинами, девушками в шубах и бриллиантах, кафе и бутиками. И есть окраины окраин, где идет даже в центре Донецка забытая . Трудовские далеки от Артема, как затерянный в Приморье поселок от Садового кольца. Но и там и там — негативный фактор номер один. И надо понимать, что тут — неотъемлемая часть понятия или явления, которое называется «ДНР». Для местного населения факт существования государственного образования с таким названием — связь с той второй, виртуальной, информационно-политической «республикой».

Реальная ДНР, несмотря на ее классовое и военное/гражданское расслоение, все же является «не очень большой деревней», где все значимые люди друг друга знают. Если не напрямую, то через одно-два рукопожатия. А простые знают значимых. Личные связи тут весомей указов из башен Кремля, слухи и сплетни информативней СМИ. Тут есть шутка про «депутатскую улицу в Макеевке», с которой родом Пушилин. Теперь улицу в народе, наверное, переименуют в «министерскую», потому что в бытность Дениса председателем парламента многие его друзья детства и юности стали депутатами. «Безальтернативного» гораздо больше знают как того «Дениса с Макеевки», чем как «дядю из телевизора», который существует в виртуальной ДНР. В кафе и маршрутках, среди водителей такси и продавщиц магазинов (а уж тем более рынков), среди чиновников и военных все его знают если не лично, то через знакомых и знакомых знакомых. И отношение к нему нормальное, как к обычному и среднему местному парню, который жил небогато, но зарабатывал на содержание семьи, причем не коррупцией и не бандитизмом. Нейтральное, с юмором на тему склонности к махинаторству. А вздохнувший свободно после царившего тут беспредела народ реальной республики априори воспринимает Пушилина как облегчение и позитив.

Почему так? Потому, что тут все хорошо знают, что было: про отжимы и рэкет Александра Тимофеева (Ташкента) и опричников его Миндоха. Все помнят, как с потолка придумывались штрафы, сопоставимые со стоимостью бизнеса, да или просто происходили захваты с помощью подразделений непонятного статуса. Как личная служба безопасности Тимофеева проводила «суды и следствия», как люди попадали «на подвал» или просто пропадали. Как монополизировались прибыльные отрасли экономики, как предприятия со статусом ГП месяцами не выплачивали зарплаты. Как на фоне тотальной нищеты первый вице-премьер разъезжал кортежем из 12 представительских автомобилей. Как республика с таким черноземом и климатом клянчила у России продовольственную помощь, а выделенные Россией удобрения для бесплатной раздачи фермерам продавались. Когда любой начальник с автоматом мог творить любой беспредел, если он из команды и делился наверх. И все это под победный пафос финансировавшегося Тимофеевым «Оплот-ТВ» и российских телеканалов, если они вдруг вспоминали о Донбассе. В виртуальной ДНР этого всего не было, а здесь было. В виртуальной было про «Батю» и праздники на стадионе. В реальной — шахтер, ставший инвалидом на шахте ГП «Торез-антрацит» и не получающий страховые выплаты, говорит: «Мало их взрывают». В виртуальной ДНР шутили про «взять » и ныли, что «если б не Минск, мы б их порвали». В реальной пацаны за 250 р. «боевых» в день стоят ротой напротив бригады ВСУ, которая тоже, впрочем, стоит. А пока они обменивались дежурными обстрелами, в центре Донецка герои отжимов ресторанов и птицефабрик, с медалями за Саур-могилу и Логвиново катали на отжатых премиальных внедорожниках секретарш с боевыми наградами. И вот для реального населения ДНР новое — это конец того мрачного сюра. В республике закончились ее локальные концентрированные 90-е. Единственное что в реальной ДНР вызывает раздражение новым главой, — это навязчивое вторжение мира виртуальной московской политики. Этими билбордами, протокольно-фальшивыми мероприятиями и непонятностью курса, по которому Донбасс ведут большие и далекие начальники по ту сторону экранов.

Выборы в реальной республике — это не акт поддержки кандидата (выбранного понятно где). Это демонстрация уровня заинтересованности реального Донецка виртуальной ДНР. Придут люди на эти выборы — значит, воспринимают они еще республику и готовы дальше играть в игру, начатую 5 лет назад. Не придут — значит, ДНР в Донецке это только флажки и бессмысленные боевые действия…

Те, кто рисует виртуальную ДНР, делают все, чтобы реальная брезговала и махнула рукой на эти выборы. В том числе те, которые, по идее, играют за республику, а не против нее. Мнение каких-то 2 миллионов бесправных простых смертных — фактор, мало интересующий этих модераторов. Они ориентируются на чиновников АП, кураторов ФСБ, Ахметова и Курченко — на тех, кто платит или может заплатить. Ташкент тоже жег в печи ДМЗ деревянный мусор, чтобы российские сняли картинку дыма из печи «запущенного завода». Но весь Донецк знал, как было на самом деле и что завод не работает. Так и сейчас — официозные СМИ показывают главу, награждающего бойцов «Спарты», а в армии судачат, что «приперся Дениска пиариться с камерами, нес какой-то бред, а там боец на награждении ему воинское приветствие не отдал, ха-ха-ха».

Из не служившего в армии Захарченко лепили «десантника», имидж не воевавшего за республику Пушилина решили еще подтопить его «армейскими фото из спецназа». Съемки торжественных мероприятий с ряжеными в парадную форму детьми и Пушилина с лопатой возле саженца немного раздражают население, ждущее, когда же наконец вода из крана перестанет вонять. Это делается на экспорт в Москву? Как там в «12 стульях»: «Киса, вам денег не дадут, у вас не жалостливый вид». Задача модераторов виртуальной ДНР — произвести впечатление на модераторов московской казны. Молчание о войне, об окраинах окраин, где гуманитарная катастрофа, о том, что республика воюет за свое существование, терпит лишения за свой выбор, и там, в ДНР, — свои, которые в беде.

Интерес российской публики к балабольству на федеральных ток-шоу о Донбассе раздраженно застыл около нуля. Российская публика не желает терпеть тяготы и лишения ради борьбы за «русский мир» (тм), не продается он — пустой и фальшивый. А сострадание к своим, которых каждый день убивают чужие, исчезло как товар с информационных прилавков, в Донецке же все хорошо, там театр, концерты, деревья в парках сажают и бензин дешевеет (когда в РФ он дорожает). А особенно хорошо в ДНР то, что предыдущее «в ДНР все хорошо» украло 24 млрд рублей. И крали б дальше, если бы не благодетели из –ЦРУ, приславшие «УкроДРГ», положившую этому конец. Какие-то странные комбинации в виртуальной ДНР о борьбе нового правительства с преступным синдикатом Захарченко и преемственности курсу Захарченко одновременно. Новости о возвращении предприятий законным владельцам отданы на откуп популистам из оппозиции. Которые, спекулируя на военном патриотизме, рассказывают об установлении законности как о «сливе» «русской весны».

Виртуальная ДНР, управляемая российскими или якобы российскими политтехнологами, утратила смысл и логику. Ее соприкосновение с ДНР реальной вызывает там апатию и раздражение у населения, от которого требуется 11 ноября показать, что ДНР вообще кому-то нужна.

Инициатива в информационном пространстве полностью в руках критиков из бывших хозяев Донбасса и бывших кураторов Донбасса, которые хотят вернуться. Отчеты о пиар-мероприятиях здесь, в реальной ДНР, никто не читает — незачем. Отчеты о реальной работе нового правительства в виртуальной ДНР не читают, потому что не видят. На телеграм-канал Пушилина «ДНР: Сделано!» подписано аж 350 человек. Зато в виртуальной ДНР атмосфера нытья в ахметовских пабликах: об обстреливаемых Спартаке, Саханке и Петровке на фоне плакатов о мире с фото Пушилина. В виртуальной ДНР тотально и на уровне аксиомы привито мнение о том что «вся ДНР ненавидит Пушилина». И хоть в реальной ДНР это совершенно не так и там вообще мало кто об этом знает — судьбу территории и проекта решает ДНР виртуальная. Это именно она продается на рынке внешних заимствований и инвестиций. Это она определяет электоральное соучастие в России и повестку грядущих выборов на Украине. В информационном мире не важно, что происходит на самом деле, — важно, что покажут СМИ. И для нынешней РФ Донецк становится аналогом Порт-Артура Российской империи или Афгана СССР. Те, кто для Москвы лепит из реального Донецка картинку, уверенно ведут Россию по граблям, в чистую проигрывая информационную войну, даже на своем поле. Даже в условиях, когда есть немало реального позитива, его подменяют неудобоваримым бредом и проигрывают, проигрывают, проигрывают. Реальный Пушилин на выборах в реальной ДНР победит. Причем совершенно честно, и победил бы даже у реального Ходаковского, не говоря уж о клоунах, которых вывели и сняли. В информационном пространстве это звучит как ересь. Но в реальной ДНР 80% населения вообще существует вне пабликов в соцсетях и бложиков. Людей в массе куда больше волнует прекращение беспредела и оживление экономики, чем грозные заявления в адрес Киева и Лондона. Ходаковский — бесспорный лидер мнения военного и околовоенного электората. Но в реальной ДНР такого электората — 5–7%. Большинству населения Донбасса худой мир лучше зрелищной войны, а «власти ДНРовской военщины» люди накушались. То, что они не особо отличают камуфляжную братву Ташкента от ополченцев и военнослужащих, реально воевавших за ту самую мирную жизнь для мирных людей, — серьезный провал нашей информационной политики. Тут этой политики вообще нет, и за что идет война, мало кто помнит и понимает. Но факт остается фактом: «наладчик мира» для мирных людей выиграл бы выборы у военного героя информационного пространства. Но для внешнего мира реальной ДНР не существует — существует только виртуальная. И в информационном пространстве, для которого эти выборы и устраивают, никто в победу Пушилина не поверит. В нем не работает «футбол с Пасечником» и нет «ДНР: Сделано!» — в нем есть и побеждают «Минский слив», «МММ» и «репрессии против лидеров «русской весны».

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Нас находят так!
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.